Александр Чиженок. Я сидел с боку, почти за кулисами

 

«Аутодофе Довлатова» надо посмотреть хотя бы затем, чтобы увидеть живого человека, а не набор цитат из его книг. Похож ли он на настоящего – не знаю. Но он точно не похож на тот шаблон, который сложился за последние годы в фильмах о нем. У Валерия Панфилова Довлатов другой, и это уже интересно. К тому же тесное, почти интимное пространство «Скороход» позволяет рассмотреть его в деталях, в диалоге. Спасибо автору Валерию Парфенову и артистам участвующим в спектакле, показавшим его таким.

      Мне к тому же повезло – на премьере 26 октября мест в зале не осталось, сел сбоку, почти за кулисами. А увидеть что-то с другого ракурса, и подсмотреть то, что другим не показывают – это тоже бонус. Увидеть Довлатова с другого ракурса, вот задача, которую , как мне кажется, ставили перед собой создатели спектакля. Хотя, может, я и ошибаюсь. Может , как раз , мы видели Довлатова все эти годы с другого ракурса, а Панфилов нашел  «правильный» угол, постарался показать нам писателя таким , каким он был на самом деле.

   После спектакля я подошел к Валерию Панфилову и поделился своими мыслями на этот счет. Его ответ меня сначала поразил, а затем заставил задуматься. Он сказал , что спектакль вовсе не о Довлатове. «У нас и герой-то носит фамилию Долватов. Спектакль о нас. О зрителях. О том , что у каждого в шкафу есть скелеты и каждый из  нас совершал поступки , которые нельзя однозначно охарактеризовать. Компромиссы ли это , или предательства чистой воды пусть каждый решает сам. А что качается Довлатова , то это только повод об этом задуматься».

      Вопрос о том, этично или не этично вытаскивать личную жизнь публичного человека на сцену и разбираться в мотивах его поступков, не стоит. Писатель Довлатов только этим и занимался, создавая из своих друзей, жен, начальников литературных персонажей. И вопрос о том, так ли было на самом деле, тоже не стоит. В конце концов, автор назвал своего героя другой фамилией. И все же это было интересно. В спектакле , иногда, тонко, иногда, жестко авторским скальпелем вскрывалась сложная, запутанная жизнь писателя Сергея Довлатова , жизнь художника в вечном конфликте личности и общества. К сожалению, трагедия алкогольного самоубийства  не дает оптимистичного взгляда на разрешение этого вечного конфликта. Может когда-нибудь … в будущем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.